Анна Григорьева: «Важно, чтобы тренеры прислушивались к спортсменам»

Дата публикации: 27.03.2020

Несколько лет назад один красноярский тренер указал мне на юную биатлонистку и сказал: «Запомни, эта девочка станет чемпионкой мира». «Этой девочкой» была 17-летняя спортсменка из Канска Анна Григорьева. Она как раз тогда блеснула на Европейском юношеском олимпийском фестивале, выиграв две дистанции из трех. Про чемпионат мира говорить пока рановато, но в следующие годы Аня подтвердила, что является одной из самых перспективных биатлонисток России.

Злополучный коронавирус остановил нынешний сезон в момент, когда Григорьева находилась на пике своей формы. Она достойно дебютировала на взрослом уровне в Кубке России, а следом стала двукратной победительницей первенства России.

Аня, сезон получился укороченным. Расскажи, что из намеченного удалось выполнить, а что нет?

– Для меня сезон получился не очень хорошим, я себе за него могу поставить только тройку. Мне не удалось реализовать в полной мере всю концепцию сезона, сама себе проигрывала. Все из-за того, что летом я болела, и не получилось заложить необходимую базу. Только ближе к концу сезона разбегалась.

Победа на первенстве России стала некоторой компенсацией?

– Может быть. Получилось доказать, что меня не зря вызывают в сборную России. На самом деле, прогресс был заметен чуть ранее, на этапе Кубка России в Красноярске. Там я впервые бежала по взрослым, заняла четвертое и пятое место. Это очень приличный результат. Я не знала, чего ждать от этих гонок. У меня есть проблема – сильно заморачиваюсь перед стартами. А тут я решила просто расслабиться.

Отмена оставшихся гонок чемпионата и первенства России ударили по твоим планам?

– Я и мой тренер сильно расстроились. Очевидно же было, что я набираю форму. На первенстве России в Тюмени первая гонка, которая стала для меня победной, как ни странно, у меня не очень получилась. Но дальше я разгонялась. Затем мы выиграли командую гонку, в масс-старте я много настреляла, зато показала лучшие ноги. И думаю, что в Увате готова была показать сильный результат.

Часто бывает так, что спортсмен ярко выступает по юниорам, а вот переход на взрослый уровень дается ему непросто. Ты понимаешь, где здесь подводные камни и как их избежать?

– Я думаю, тут большая ошибка юношеских тренеров. Вообще, они делятся на две категории: на тех, кто сильно бережет молодых спортсменов, и тех, кто, наоборот, их загоняет. Необходима золотая середина. В любом случае, нужна большая работа, чтобы можно было нарастить необходимый объем, создать фундамент, тогда и переход во взрослый спорт будет безболезненным. А вот скоростные тренировки в детском спорте могут дать только сиюминутный результат. Ну, да, выиграешь ты здесь гонку на 2-3 км, но во взрослом спорте совсем другие дистанции.

Мне кажется, в Академии биатлона старший тренер юношеской сборной Евгений Калиновский эту самую золотую середину нашел, и девчонки двигаются в правильном направлении. И результаты – Алены Моховой, Кристины Панасенко и других – это подтверждают.

А чем принципиально отличается работа во взрослой и юниорской командах?

– Когда была на сборах с юниорской сборной России, нам предложили работать по тому же плану, по которому работала и взрослая команда. И, я считаю, это правильно. Юниоры – это уже не тот возраст, когда спортсменов нужно ограничивать.

Вообще, сложности перехода во взрослую команду, они психологического свойства, прежде всего. Надеюсь, что получив уже достаточно большой опыт, через год смогу этот переход осуществить легко.

Расскажи, что подвигло тебя встать на лыжи?

– Это еще в раннем детстве произошло. Отец купил мне лыжи, просто для здоровья и развлечения, никто тогда о большом спорте не думал, конечно, – мне семь лет было. Но вскоре во мне увидели перспективу. На ранних этапах со мной занималась Любовь Мироновна Разумова, а первым профессиональным тренером стал Владимир Николаевич Алехин. Сейчас мой личный тренер – Андрей Викторович Ленев.

А как переход в биатлон состоялся?

– А выбора особого не было. Мне изначально нравился биатлон. Хотя я могла и в лыжных гонках выступать, у меня с детства был хороший классический ход.

Ольга Медведцева говорила, что детей обязательно нужно учить классическому ходу.

– Совершенно согласна, классический ход – это основа. Более того, у меня и сейчас 40 процентов тренировок – классическим ходом, хоть я и выступаю в биатлоне, где он не применяется. Здесь работают другие группы мышц, чем при свободном ходе. А те, что работают при свободном ходе, наоборот, расслабляются.

 

В российском биатлоне немало скандалов. Это не отвратило тебя от этого вида спорта?

– Да, грустно, что много ругани, что порой нет понимания, куда мы движемся. Но на мой выбор все это не повлияло, я живу своей целью. Важно только, чтобы тренеры сборной прислушивались к спортсменам, не гребли всех под одну гребенку.

Так ведь именно это и происходит. Маргарита Васильева рассказывала, что ей совсем не подходит система тренировок в сборной, она из-за нее скорость растеряла.

– Так мы ведь вместе были на сборах: она в первой команде, я – в юниорской. Могу подтвердить. Если, грубо говоря, привычный для нас объем работы – 1000 километров, то тогда мы набрали всего 500. Отсюда полная растренированность организма, на ее фоне проблемы со здоровьем… Может быть, кому-то и подходит такой план подготовки, мне – точно нет. Весь сезон может оказаться потерянным.

Сборная России, хоть и обновляется, но в этом еще много инерции, и попасть туда очень непросто.

– Тут получается какой-то замкнутый друг. Чтобы попасть в сборную, нужно обыгрывать сборниц. А это сложно сделать без опыта. У меня, например, совсем нет опыта соревнований на европейском снегу, а это совсем другая специфика. Чтобы получить этот опыт, нужно попасть в сборную… Ну, или на юниорском уровне привозить всем по полдня. Что тоже невозможно, у нас в юниорской команде достаточно высокая конкуренция.

И все же я верю, что мне удастся при правильной работе попасть в первую команду. Я знаю, что такой потенциал у меня есть.

Текст: Александр КОШКИН

Фото: из архива Анны Григорьевой